10 июня в 10:57 33

Полковник Шевченко — легенда владимирского КГБ

10 июня 2024 года исполняется 110 лет со дня рождения Владимира Ивановича Шевченко — ветерана органов госбезопасности, прошедшего всю Великую Отечественную войну в качестве офицера военной контрразведки, бывшего заместителя начальника управления КГБ по Владимирской области, полковника в отставке, награжденного многими орденами и медалями. Полковник Шевченко — участник операции по обмену американского воздушного шпиона Пауэрса на советского разведчика Абеля, он работал во Владимире с легендарным писателем и политическим деятелем царской России и послереволюционного десятилетия В. В. Шульгиным.
Владимир Шевченко. 1940 год

Володя Шевченко родился 10 июня 1914 года в семье бухгалтера в Верхотурском уезде Пермской губернии в селе Богословский завод в Восточном Урале на территории нынешней Свердловской области. Трудовую деятельность начал 16-летним пареньком на заводе № 7 имени Коминтерна Государственного акционерного общества «Мельстрой» в Воронеже в качестве токаря. В 1939-м он получил высшее образование — окончил Воронежский химико-технологический институт. Вскоре после этого его призвали на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию А в 1941 году в канун Великой Отечественной войны зачислили в органы госбезопасности — в военную контрразведку.

О трагических днях июня 41-го Владимир Иванович, обладавший незаурядным литературным талантом, позже писал так:

«Знойный июль 1941 года. Под натиском превосходящих сил противника мы отступали на восток. Я находился тогда в оперативной группе особого отдела армии. Наш маленький отряд задержался в прифронтовом городке для выполнения специального задания. Руководил чекистской операцией сам начальник отдела комиссар 3-го ранга Прилепа. За сутки напряженной работы опергруппа выполнила поставленную задачу…»

В. Шевченко — начальник отделения СМЕРШ 2-й Воздушной армии Западного фронта. 1942 год

Во время войны Шевченко служил на должностях оперативного и руководящего состава в подразделениях НКВД-НКГБ, а также в контрразведке СМЕРШ 22-й армии и 2-й Воздушной армии Западного фронта и 3-й Воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта, участвовал в обороне Смоленска и Москвы, в ряде наступательных операций на северо-западном направлении, в освобождении Прибалтики, в Восточно-Прусской наступательной операции. Довелось ему разоблачать и задерживать немецких диверсантов, а после войны в 1945 году по личному заданию маршала Г. К. Жукова выяснять, кто именно из советских офицеров поссорился с союзниками-англичанами, не хотевшими пускать «русского» в свой элитный ресторан в оккупированной зоне. Тогда майор Шевченко взял ответственность на себя, и отправил боевого капитана Советской Армии, бравшего город, который потом оказался в английском секторе, домой, не портя ему биографии. А маршалу перед союзниками доложил, что, мол, установить личность офицера не представилось возможным из-за массовой передислокации частей. И хотя Жуков все понял, действия майора одобрил.

Войну Владимир Иванович заканчивал инспектором Союзной контрольной комиссии в Венгрии. Потом он служил во внешней разведке, находился в нескольких зарубежных командировках, работал в центральном аппарате в Москве, в Первом главном управлении МГБ СССР. В конце 1952 года подполковник Шевченко подал руководству разведки рапорт с просьбой направить его на работу на периферию:

«В течение почти двенадцати лет я находился на практической работе, в чем находил большое моральное удовлетворение.

После семилетнего пребывания за пределами Родины … я честно заявил Вам о своем большом желании работать на периферии, так как на практической оперативной работе я принесу делу больше пользы, чем на работе в центральном аппарате».

В 1953-1955 гг. он служил в Иваново начальником отдела и заместителем начальника  областного управления УМГБ и УКГБ. В 1955-1967 гг. полковник Шевченко проходил службу во Владимире, где в течение восьми лет занимал должность заместителя начальника Управления КГБ по Владимирской области.

Полковник В. И. Шевченко во время службы во Владимире

Работа Владимира Ивановича во Владимирском Управлении КГБ отмечена тремя результативными оперативными мероприятиями по «разоружению» троих прежде непримиримых идейных противников советского государства: одного из бывших лидеров  русской эмиграции первой волны, идеолога Белого движения Василия  Витальевича Шульгина, летчика разведывательной эскадрильи ЦРУ США Френсиса Гарри Пауэрса и активной деятельности оуновского подполья в первые послевоенные годы на территории Западной Украины Галины Емельяновны Голояд.

Высотный самолет U-2 пилота ВВС США Фрэнсиса Гэри Пауэрса сбили зенитной ракетой во время разведывательного полета под Свердловском (символично — над малой родиной полковника Шевченко) 1 мая 1960 года. Летчик выбросился с парашютом и был задержан. Военная коллегия Верховного суда СССР осудила Пауэрса на 3 года тюрьмы и 7 лет лагерей. Во Владимирский централ Пауэрса привезли в сентябре 1960-го. Он пробыл здесь до февраля 1962 года, пока его не обменяли на советского разведчика Абеля, арестованного в США.

Во Владимирской тюрьме Пауэрс поначалу находился на грани психического срыва: его мучило то, что он нарушил полученный перед вылетом приказ подорвать в случае провала самолет, и не воспользовался отравленной иглой, зашитой у него в воротнике. Да еще и подтвердил, что совершал полет с разведывательными целями. Даже отец американца, приезжавший на суд, первым делом спросил: «Почему ты не покончил с собой?» Допустить, чтобы Пауэрс покончил с собой в советской тюрьме, было нельзя. Перед Шевченко поставили задачу установить контакт с Пауэрсом.

Позже В. И. Шевченко вспоминал про общение с американцем:

«Разговаривали преимущественно о бытовых вещах — как спал, что ел, кино смотрели в тюремном кинозале. А всякие пропагандистские разговоры исключались строжайше. Пауэрс был уверен, что в тюрьме ему обязательно начнут промывать мозги в надежде сделать из него коммуниста. А если это не получится, то под каким-нибудь благовидным предлогом его отправят на тот свет. Но я такие темы обходил, и он успокоился».

О предстоящем обмене Пауэрс ничего не знал, но не удивился, когда однажды Шевченко объявил ему: «Будьте готовы, завтра уезжаем в Москву». Поехали обычной электричкой, единственный конвойный — все тот же Шевченко, причем без оружия. Еще по дороге на вокзал Шевченко проинструктировал Пауэрса: смотреть на пейзаж за окном и — ни слова. Что Пауэрс сбежит или его попытаются выкрасть, было маловероятно. Тревожило полковника другое. Еще в тюрьме уголовники допытывались у надзирателей, в какой камере сидит Пауэрс, говорили: «Дали бы его нам, мы его грохнем — и дело с концом. Вот и боялся Шевченко подобных «патриотов».

Но до Москвы доехали без приключений, а оттуда вылетели в Берлин. В самолете, кроме экипажа, находились трое: сотрудник КГБ, близко знакомый с Абелем, Пауэрс и Шевченко. В Берлине их встретили представители советского посольства.

Утром 10 февраля 1962 года в сторону Потсдама из Берлина выехали две машины. В первой сидели два дипломата, отвечавшие за технику проведения обменной операции. Во второй машине — Шевченко, его коллега и Пауэрс. Машины направились к мосту Глиникер, соединяющему берега озера Ванзее. Пограничники ГДР, имея указание, пропустили к центру моста двух советских дипломатов. Со стороны Западного Берлина им навстречу вышли два американских. Они встретились ровно посредине моста.

Обмен Пауэрса на Абеля

После урегулирования формальностей дипломаты подали условный знак — можно идти остальным. Пошли. Со стороны ГДР — Шевченко, слева — его коллега, между ними — Пауэрс. Со стороны Западного Берлина — командир разведывательной эскадрильи, где служил Пауэрс, знавший его в лицо, Абель и адвокат Донован, защищавший Абеля на судебном процессе. Не доходя примерно 25 шагов до дипломатов, остановились — стороны должны удостовериться, что на самом деле Абеля меняют на самого настоящего Пауэрса. И хотя в процессе обмена не обошлось без пары неприятных инцидентов, в целом операция прошла успешно.

Во Владимире Владимир Шевченко курировал бывшего депутата царской Государственной Думы Василия Витальевича Шульгина, в прошлом известного политического деятеля, врага Советской власти и эмигранта первой волны. Он был арестован в Югославии в 1945 году и приговорен к 25-летнему заключению, который отбывал во Владимирском централе. После 12 летней отсидки Шульгин был освобожден и в 1960 году вместе с женой, стараниями В. И. Шевченко, получил квартиру на первом этаже «хрущевки» на Кооперативной улице (ныне улица Фейгина) во Владимире, где и жил до самой смерти в 1976 году.

Дом, в котором во Владимире жил Василий Шульгин

30 июня 1961 года полковник Шевченко участвовал в пресечении массовых беспорядков в Муроме, где произошел конфликт местных жителей с милицией. Тогда удалось все закончить без кровопролития. И хотя виновных потом судили, жертв среди населения и правоохранителей удалось избежать.

Полковник В. И. Шевченко проходил службу до июля 1965 года, после чего был уволен в запас по состоянию здоровья по болезни с должности заместителя начальника УКГБ при Совете Министров СССР по Владимирской области.

Полковник запаса В. И. Шевченко во время выступления. 1977 год

Уже находясь на пенсии, Владимир Иванович написал ряд книг, в частности, «Рассказы о чекистах». От обществ «Знание» и книголюбов он много ездил по Советскому Союзу с выступлениями и лекциями о деятельности органов госбезопасности. По его рассказу «Владимирские якобинцы» во Владимирском областном драмтеатре была поставлена пьеса о первых шагах Владимирской ГубЧК.

В. И. Шевченко (второй слева) после выступления в Курган-Тюбе (Таджикистан). Конец 1970-х - начало 1980-х гг.

Полковник Шевченко был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 2-й степени, венгерским орденом «Венгерская Свобода» 1-й степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За безупречную службу» 1-й и 2-й степени, знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».

Ветеран скончался в 1998 году во Владимире, но память об этом самоотверженном, преданном своему делу, прямом и разносторонне талантливом человеке сохраняется до сих пор.

Читайте также